Криптоанархия как концепция будущего мироустройства?

aaaa1

Чтобы понять, откуда вырос биткойн, нужно смотреть на его истоки. Истоки биткойна – это политико-технологическое движение шифропанков. Это движение зародилось в 1992 году со списка почтовой рассылки. В 1993 году Эрик Хьюз опубликовал свой «Манифест шифропанка». В 1994 году Тимоти Мей опубликовал «Вопросы и ответы о шифропанке».

Вот выдержка из этого документа:

2.3. Какова наша общая доктрина?

Сильная криптография уже существует. Она доступна для всех. Она влечет за собой большие изменения во всем мире. Частные каналы связи можно устанавливать между людьми, которые никогда не встречались и не встретятся лично. Возможны полностью анонимные, «непотопляемые» и неотслеживаемые каналы связи и обмена данными.

Транзакции могут быть только добровольными, так как участники неизвестны, их невозможно отследить, и они могут в любой момент отступить под защиту анонимности. Это коренным образом повлияет на традиционную практику запугивания, применяемую правительствами и иными силовыми структурами. Угрозы применения силы станут практически бесполезными.

К чему все это приведет, пока не ясно, но я думаю, что возникнет нечто вроде анархо-капиталистической рыночной системы, которую я называю «криптоанархией». Только прямое и добровольное сотрудничество без посредников.

Для того, чтобы прогнозируемая шифропанками новая экономика добровольного сотрудничества состоялась, была необходима и новая система контрактов и расчетов, свободная от правительственного и банковского диктата. В 1998 году Вэй Дай предложил криптовалюту «b-money», описав практический способ принудительного исполнения условий соглашения между анонимными участниками [3]. Он выразил суть движения в своем бессмертном высказывании:

Меня приводит в восторг концепция криптоанархии Тима Мея. В отличие от сообществ, традиционно ассоциируемых с понятием «анархия», криптоанархисты хотят не временно ликвидировать правительства, а полностью отменить их за полной ненадобностью. Это сообщество, в котором угроза насилия не имеет смысла, так как насилие невозможно, а насилие невозможно, потому что участников сообщества нельзя связать с их настоящими именами или физическим местонахождением.

В 2005 году Ник Сабо предложил криптовалюту «Bitgold» [4] – чисто цифровое платежное средство, основанное на алгоритме «доказательства работы» с заимствованием идеи RPOW-севера («доказательство работы с циклическим применением») Хэла Фини [5]. В этом предложении не упоминается механизм принудительного исполнения контрактов, однако Ник Сабо уже предлагал несколько подобных идей в девяностых годах [6].

В конце 2008 года Сатоши Накамото опубликовал общие принципы Биткойна, а 3 января 2009 года выпустил код системы и запустил цепочку блоков, над которой и поныне продолжают работу майнеры.

Биткойн является точной реализацией системы, которую предвидели Тим Мей, Вэй Дай и Ник Сабо. Единственным требованием является сохранение анонимности участников транзакций. Невозможность отслеживания физических лиц исключает силовое вмешательство, поэтому контракты могут принудительно исполняться только в соответствии с правилами, добровольно согласованными между участниками. Биткойн позволяет кодировать эти правила прямо в транзакциях, чтобы они автоматически исполнялись всей сетью.

Полная анонимность?
На практике, мы не можем представить жизнь в полной анонимности. Люди живут в физическом мире и пользуются множеством материальных вещей. Анонимностью нельзя управлять так же легко, как ключом шифрования. Она должна поддерживаться путем тщательной маскировки действий одного человека среди действий всех остальных. А поскольку активность в сети легко регистрируется, одной ошибки достаточно, чтобы человек раскрыл себя. Другими словами, цена анонимности слишком высока по сравнению с ее преимуществами. Но значит ли это, что криптоанархия является утопией?

Я считаю, что это не так. Как ученые-исследователи, шифропанки в своей теории учитывали гораздо более строгие условия, чем требуется на практике. Вполне достаточно применять к участникам транзакций штрафные санкции за обман, значительно превышающие стоимость выполнения контракта. Если такое условие работает для большинства взаимодействий в обществе, то оно будет отлично стимулировать пользователей защищать самих себя от редких случаев мошенничества и, таким образом, поддерживать устойчивость системы. А анонимность – лишь один из способов повышения стоимости атак.

Биткойн: решение практических проблем
Биткойн повышает стоимость многих типов атак, а не только защищает нас от произвола центральных банков, манипулирующих денежной массой.

Во-первых, можно будет серьезно улучшить все виды компьютерных сервисов. Компьютерам не нужно раскрывать свое физическое местонахождение, и они могут автоматизировать как проверку платежей, так и сами платежи. Атаки типа DOS (отказ в обслуживании) или спам можно практически полностью исключить, просто потребовав крошечную плату за каждый запрос или отправленное письмо.

Во-вторых, персональный обмен или услуги можно защитить страховыми депозитами, или залогом [8], который в буквальном смысле повышает стоимость обмана, вынуждая обе стороны согласиться на взаимоприемлемый компромисс.

В-третьих, таким же образом можно полностью застраховать краудфандинг (народное финансирование): разрешив возврат собранных средств, если большинство заинтересованных лиц примет такое решение.

Наконец, систематические грабежи со стороны государства станут экономически невозможны. Большинство современных государств получает дополнительные капиталы путем девальвации денежной массы (что также называется «бюджетным дефицитом», «инфляцией», «смягчением денежно-кредитной политики», «комплексом мер по стимулированию экономики», «выпуском облигаций» и тому подобными эвфемизмами). Экономика, основанная на биткойне, просто не допускает этого благодаря очень низкой стоимости хранения биткойнов и самостоятельному удостоверению транзакций, а также полностью исключает все виды мошенничества, связанные с современными банковскими операциями. Как только центральные банки исчезнут из арсенала государств, деструктивные действия правительств, в том числе войны, потеряют финансирование и в значительной степени сойдут на нет.

Чем криптоанархия грозит государствам?
Органы местного самоуправления смогут продолжить свою деятельность, финансируемую за счет местных налогов, однако уплата налогов станет в гораздо большей степени добровольной. Конфискация биткойнов гораздо сложнее, и стоит гораздо дороже, чем их защита. Из-за отсутствия централизованной и отслеживаемой банковской системы будет гораздо труднее отслеживать налогооблагаемые транзакции. Каждый новый уклоняющийся от налогов человек уменьшает финансирование полиции, налоговиков и спецслужб и, таким образом, помогает следующему человеку также уклоняться от налогов, если он этого захочет. Учитывая, что на финансирование правоохранительных органов идет лишь малая часть общего бюджета (50% уходит на бюрократов, а остальное – на другие общественные службы), постоянное «выжимание» крупиц информации из миллионов людей неосуществимо в долгосрочной перспективе. Если кто-то из госслужащих научится ловко изымать биткойны, ему будет гораздо выгоднее делать это в частном порядке и забирать всю прибыль себе.

Конечно, правительства могут применять натуральный налог (например, конфисковать не включенный в налоговую декларацию автомобиль или дом), но это будет еще дороже, чем изъятие денег, и эти затраты государство должно будет оплачивать в биткойнах, которых у него исходно просто нет.

Если все эти рассуждения не показались вам полным безумием, добавлю еще немного. Большинство правительств являются полными банкротами и могут платить только долговыми расписками, которые сами же печатают – да, да теми самыми “официальными валютами”. Когда люди начнут в массовом порядке переходить на биткойны, чтобы защитить свое состояние, зарабатывать биткойны смогут все, кроме тех, кто работает на правительство. Полицейские, госслужащие всех уровней, учителя госшкол и т. д. первыми заметят, что цены растут быстрее их зарплат. Они будут вынуждены сменить работу или станут коррумпированными на всех уровнях (как это было в России после падения СССР). Высокопоставленные бюрократы почувствуют приближающуюся панику и, вместо того чтобы попытаться удержать контроль над своими служащими, просто приватизируют как можно больше общественного имущества, опять же, как это было во время распада СССР. Люди увидят, что большинство общественных служб либо заброшены либо украдены, но на сей раз они не станут беззащитными жертвами гиперинфляции и экономического развала. Ведь у каждого будет возможность переключиться на биткойн и без помощи государства защитить свою собственность, и вести свои дела свободно и даже более безопасно, и с меньшими издержками, чем раньше. Криптоанархия быстро станет реальностью, даже без сохранения полной анонимности.

[1] http://www.activism.net/cypherpunk/manifesto.html

[2] http://www.cypherpunks.to/faq/cyphernomicron/cyphernomicon.txt

[3] http://www.weidai.com/bmoney.txt

[4] http://unenumerated.blogspot.co.uk/2005/12/bit-gold.html

[5] http://cryptome.org/rpow.htm

[6] http://szabo.best.vwh.net/smart_contracts_idea.html

[7] http://bitcoin.org/bitcoin.pdf

[8] https://bitnovosti.com/2013/12/13/bitcoin-eto-bolshe-chem-perevody/

Источник: oleganza Автор: Олег Андреев

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*