Биткоин меняет природу денег — мнение криптоэнтузиаста

bicoin-money

Криптовалюты относительно недавно вошли в нашу жизнь, однако их массовое принятие остается пока нерешенным вопросом. По мнению биткоин-евангелиста Степана Гершуни, этот процесс может занять долгое время, но так или иначе неотвратимо и необратимо закончится сдвигом в общественном сознании в пользу новых технологий и смене представлений людей о самой природе денег.

Об этом Гершуни написал в эксклюзивном материале для ForkLog.

«Поколениями людей учили тому, что выпущенные государством деньги имеют ценность; процесс разубеждения займет время»
СТО компании BitGo Бен Дэвенпорт

Основная причина того, что мнение Бена Дэвенпорта верно, заключается в том, что технологические изменения всегда происходят быстрее, чем социальные.

Для биткоина это значит, что его адаптация в мире будет расти не столько по техническим причинам, сколько по политическим, медийным и бытовым — мир стремительно цифровизируется, и в эту картину очевидным образом вписывается концепция электронного, децентрализованного и безопасного средства сохранения ценности (digital gold).

Недавний хардфорк показал, что все-таки вряд ли в ближайшее время появится сравнимая по уровню доверия и безопасности (что невероятно важно и недооценено) криптовалюта. Восемь лет истории и самая мощная сеть обеспечения безопасности блокчейна в почти миллиард долларов майнинговых мощностей по миру делают биткоин фактически безальтернативным инструментом для сохранения денег в цифровую эпоху.

Именно эта идея начинает одновременно проникать в головы сначала гиков и программистов, затем инвесторов и фондов, а сейчас — уже в принципе любого человека. Именно эта идея тянет цену этого ограниченного ресурса вверх — уже выше $4000, а ведь в биткоине (и криптовалютах в целом) пока хранится лишь 0,002% мирового богатства. Остальное, по большей части, — это тоже очень эфемерные сущности: электронные деньги на кор.счетах, ценные бумаги и их деривативы, золото в депозитариях.

Смена подхода к хранению и передаче ценности (деньгам) происходит регулярно при каждом более-менее значимом витке технического прогресса. Последние два: Бреттон-Вудс (отказ от золотого стандарта) и переход на электронную (централизованную) межбанковскую систему. Теперь же, когда компьютер и доступ в интернет — это не роскошь для крупной организации, а данность для любого ребенка, биткоин и идея абсолютного и прямого без банков-посредников владения своими деньгами на психологическом уровне начинает менять наше представление о самой природе денег.

Мысль о более высокой скорости технических изменений, чем социальных, обозначенная выше, так же применима к альткоинам: я не сомневаюсь, что феномен ICO и те проекты, которые строят токенизированные протоколы взаимодействия (а не заводы, пароходы и колбасные цеха) навсегда и в лучшую сторону изменят IT-индустрию и подход к стартапам. Однако именно по причине скорости социальных изменений в реальности этот процесс займет больше времени, чем кажется сейчас.

Я убежден, что модель Filecoin в долгосрочной перспективе будет выгоднее для всех участников, чем Dropbox, но реальная выручка проекта Filecoin (даже если 100% от нее идет майнерам) сравняется с классическими аналогами в лучшем случае года через три-четыре.

Подводя итог, можно сказать, что человечество склонно переоценивать влияние технологий в краткосрочной перспективе и недооценивать в долгосрочной. Фантасты пророчили компьютерам захватить мир к 2000 году, а интернету стать глобальным хранилищем знаний всех цивилизаций. Несмотря на то что технически это было возможно еще в 80-х, адаптация бизнесов и быта людей к этим технологиям происходила почти 30 лет.

В то же время если бы мы показали жителю любого мегаполиса в 80-м году прошлого века фотографию современного метрополитена — полный вагон людей, и каждый уперся взглядом в небольшую коробочку с логотипом надкусанного яблока и бешено стучит по ней пальцами — это бы показалось ритуалом сатанистов, не меньше.

Технологии уже сегодня позволяют почти все, однако сдвиг сознания происходит медленно, но неотвратимо и необратимо. Время оцифровки всех экономических отношений мира пришло еще 20 лет назад, но именно сегодня мы находимся в начале этой гигантской изменяющей повседневность волны.

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*