240px-Николай_Кондратьев

Кондратьев Николай Дмитриевич 1892 — 1938 Россия (СССР)

Российский экономист, создатель концепции «длинных волн». В 1922 году, на основе анализа статистических данных по Великобритании, Германии и США за 140 лет, Н.Д. Кондратьев пришёл к выводу, что помимо уже известных в то время среднесрочных циклов, составляющих примерно в 8–12 лет, существуют и долгосрочные циклы в 48–55 лет – названные им «большими волнами конъюнктуры». Н.Д. Кондратьев считал, что в одновременно действуют многие экономические циклы:
— сезонные (продолжительность меньше года);
— короткие (продолжительность 3–3,5 года);
— средние (7–11 лет);
— и большие (48–55 лет).

Длительные конъюнктурные колебания, по мнению Н.Д. Кондратьева, сопровождаются определёнными эффектами:
1) На периоды повышательной волны каждого большого цикла приходится наибольшее количество социальных потрясений (войн и революций);
2) Периоды понижательной волны каждого большого цикла сопровождаются длительной депрессией сельского хозяйства;
3) В период повышательной волны каждого большого цикла средние циклы характеризуются краткостью депрессий и интенсивностью подъёмов;
4) В период понижательной волны больших циклов наблюдается обратная картина.

В мировой литературе часто используется название: «циклы / волны Кондратьева», которое дал Йозеф Шумпетер. «На протяжении каждого цикла экономический подёем («повышательная волна») сменяется спадом («понижательной волной»). При этом существует интегральный тренд исторического роста экономики. Волны, подобные кондратьевским в развитии экономики, наблюдаются и в развитии различных областей культуры. И. Шумпетер и Л. Лоу связали открытые Кондратьевым циклы с волнами изобретательской активности. Так, по Шумпетеру, во время первого кондратьевского цикла (1780-1840-е гг.) произошла замена водяного колеса паровой машиной, древесины — углём и железом, возникла текстильная промышленность; во втором цикле (1840-1890-е гг.) в жизнь вошли железные дороги и пароходы, железо стало уступать место стали; третий цикл (1890-1930-е гг.) связан с повсеместным применением электричества, созданием двигателя внутреннего сгорания, развитием химии». Кармин А.С., Культурология, СПб, «Лань», 2006 г., с. 794.

«Следует заметить, что периодические колебания в экономике отмечали до Н. Кондратьева многие исследователи. Ещё К. Маркс в своей теории циклических кризисов капитализма использовал 7-11-летние циклы Жуглара, а полувековые циклы впервые зафиксировал в 1847 г. англичанин X. Кларк. Но он сделал акцент на эндогенный механизм саморегулирования, а значит, исторической живучести капитализма, где кризисы и возрождения закономерны и в целом предсказуемы. Однако следует подчеркнуть, что капитализм XX в. не дал ни одного примера выхода из кризисной фазы на основе чисто внутренних, рыночных факторов. Каждый раз, начиная с «Великой депрессии», требовалось либо массированное вмешательство государства, либо тотальная милитаризация и последующая война для придания нового импульса развития хозяйству. Это вообще слабо изученная сторона циклических процессов. Есть основания предполагать наличие циклизма как в возникновении вооружённых конфликтов, так и их определённую синхронизацию в границах обширных макрорегионов планеты.

Заслуга Н. Кондратьева в том, что он, подобно К. Марксу, видевшему материальную основу средних циклов в сроках обновления оборудования, и голландскому марксисту Де Вольфу, рассчитывавшему 40-50-летний цикл службы объектов транспортной инфраструктуры, писал о скачкообразной смене «основных капитальных благ». Ключевую роль здесь играет научно-технический прогресс (НТП) — главный возмутитель хозяйственного равновесия, чередующий эволюционные (экстенсивные) и революционные (интенсивные) фазы. […] С позиций инновационной парадигмы, в отличие от многих предшественников и последователей, например Йозефа Шумпетера, Н. Кондратьев считал НТП не внешним, а органически встроенным в механизм больших циклов элементом. Он показал, что их ритмику определяют не сами открытия и изобретения, а их востребование хозяйственной практикой или, в условиях социализма, плановыми установками, конкретизирующими цели социальных инноваций.

Примечательно, что сам Н. Кондратьев, набрасывая в 1934 г. в тюрьме модель тренда экономической динамики, зависящей, по его мнению, «… от кумуляции капитала, населения и уровня техники…», представил её в виде логистической S-образной кривой, т. е. в той универсальной форме, которую теперь используют для описания жизненных циклов инноваций и продуктов, предприятий и фирм. […] Теоретик и практик обновления производства Р. Фостер именно так изображает зависимость между затратами и результатами, вначале скромными, нарастающими по мере внедрения и затухания с приближением новшества к технико-экономическому пределу. На стыке двух жизненных циклов отмечается разрыв (у Г. Менша — «технологический пат», у других авторов — «пробел» и т. п.), когда одни обороняются, другие атакуют, а побеждает тот, кто рискует переключиться на новую технологию, сулящую скачок, в эффективности». Бабурин В.Л., Инновационные циклы в российской экономике, М., «Едиториал УРСС», 2002 г., с.50-53.

Вспоминает сотрудник Конъюнктурного института: «Человек огромной энергии, он был центром, вокруг которого вращалась вся жизнь института. Как заведующий он непосредственно направлял работу его секций, брался за самые непростые вопросы. Отличала его и высокая научная культура: мне неизвестно ни одного случая, когда он ставил бы свою подпись под чужой работой или присваивал бы себе результаты исследований своих сотрудников. Выступая от лица института с докладами, он всегда оговаривал персональный вклад каждого участника той или иной разработки. Нельзя не сказать и о том, что трудился он с полной самоотдачей, на которую способен только человек, увлечённый делом. Заведование институтом, который по тем временам считался крупным — в нём насчитывалось около 50 сотрудников, — занимало большую часть его времени.

Кроме того, были преподавание в Тимирязевской академии и работа в Земплане при Народном комиссариате земледелия. Помнится, в разговоре с Кондратьевым я посетовал на то, что научное творчество возможно только тогда, когда учёный окружён условиями особого комфорта. «Учитесь работать в любых условиях, — ответил мне Кондратьев, — я приобрёл привычку обдумывать свои идеи даже тогда, когда еду на извозчике». Комлев С.Л., Конъюнктурный институт (судьба научной школы Н.Д. Кондратьева), в Сб.: Репрессированная наука / Под ред. М.Г. Ярошевского, Л., «Наука», 1991 г., с.165. Н.Д. Кондратьев занимался и теорией индикативного (рекомендательного) планирования, внедренного в послевоенные десятилетия по настоянию последователей Джона Кейнса в практику планирования многих странах Запада. Учёный критиковал командно-приказное планирование, за которое выступали высшее партийное руководство СССР, что и стало предлогом для его ареста. В 1929 году учёного уволили из Конъюнктурного института, а в 1930 году арестовали, объявив главой несуществующей подпольной «Трудовой крестьянской партии»… В 1931 году Н.Д. Кондратьева приговорили к 8 годам заключения и последние свои научные работы учёный писал в Бутырской тюрьме и Суздальском политизоляторе. В 1938 году, когда заканчивался срок его заключения, над больным учёным был организован новый суд, закончившийся приговором к расстрелу… В 1987 году учёный посмертно реабилитирован.

Источник: http://vikent.ru/author/1986/

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*