Какого кризиса мы ждём?

Кризис – это изменение архитектуры пространства мировой политики или экономики, а если он является по-настоящему глобальным – то и обоих пространств сразу. Все, что не приводит к изменению архитектуры пространства, – этот кризис можно рассматривать как некую коррекцию, сколь бы глубоки ни были его последствия, и невзирая на решения, которые принимались по результатам этого кризиса.

Полноценным кризисом стал прежде всего Азиатский финансовый кризис 1997-98 гг. Он привел к окончательному переносу центра экономического роста в Азии в Китай, аннулировав геоэкономические амбиции «азиатских тигров». Кризис также создал новое операционное и институциональное пространство для глобального роста в реальном секторе экономики, то есть произошло существенное перераспределение производственной ренты и инвестиционных ресурсов, которое впоследствии превратило Китай во вторую по мощи и влиянию глобальную экономическую силу.

Ужасный кризис 2008-2009 годов был кризисом меньшего порядка, поскольку, обрушив финансовые системы, он не изменил архитектуру глобальных финансов, ограничившись усилением регулятивной функции американского же регулятора. И кризис 2008-2009 годов фактически окончательно зафиксировал ситуацию абсолютной англо-американский финансово-инвестиционной монополярности, лишив Европу самостоятельного инвестпотенциала. В мире остался только один значимый центр легальных инвестиций и ликвидности. Да, цену американцам пришлось заплатить немалую, но это того стоило. Так тогда казалось. Но монополия, как известно, развращает.

Вероятно, по итогам этого кризиса и начался серьезный – но, как обычно, скрытый – пересмотр китайской среднесрочной стратегии, когда был сделан вывод о невозможности устойчивого развития Китая как «второй сверхдержавы» при сохранении изначальной «денсяопиновской» версии «стратегического партнерства» в условиях, когда США получили почти неограниченные возможности управлять инвестиционными процессами в КНР. Вообще, в современном мире военно-политическая биполярность невозможна без формирования биполярности даже не экономической, а прежде всего инвестиционной. Правота этого вывода вполне проявилась в ходе последней волны «санкционных войн» против России.

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*